Религиозно-мистические учения: хасидизм Хасидизм

Среди современного ультра- и просто ортодоксального еврейства особое место занимают хасиды – приверженцы широчайше распространенного религиозно-мистического учения, возникшего в Восточной Европе во второй четверти XVIII века.

Основателем хасидизма (от ивр. «хасидут» (ашкеназ. «хасидус») - букв. «праведность», «учение благочестия») стал рабби Исраэль бен Элиэзер, вошедший в историю как Баал-Шем-Тов (досл. «обладатель Доброго (благословенного) имени») или БЕШТ. Прославившийся как мистик и лекарь, заклинающий нечисть и изготовляющий амулеты, он, около 1730 года сплотил вокруг себя группу сподвижников, которым проповедовал свое религиозно мистическое учение, полученное в результате некоего мистико-экстатичного созерцания, названного «восхождение души».

Это религиозно-мистическое учение учит, что все евреи - независимо от уровня образованности, праведности, богатства и состояния здоровья, - могут угодить Богу приношением искренней любви и веселья. Таким образом, способы служения Всевышнему по Баал-Шем-Тову, это – веселое, радостное пение и пылкие, идущие от сердца молитвы в собрании общины, живущей под предводительством Ребе (цадика) – верховного наставника, великого праведника, познавшего мистические тайны каббалы.

Первыми прозелитами (примерно тридцать человек) были местные проповедники, учителя религиозных школ, резники, канторы и раввины-талмудисты. Вместе они начали, если можно так выразиться, романтическое возрождение в иудаизме, переживавшим в те несчастные времена упадок, вызванный засильем еретического мессианства, непоправимым разладом еврейского самоуправления и насильственным нарушением территориального единства из-за разделов Польши.

Хасидизм, как религиозно мистическое учение, начал быстро распространяться по восточноевропейским местечкам и гетто, открывая путь для многих отчаявшихся, задавленных беспросветной нуждой, потерявших духовные ориентиры, бесправных евреев. Оказалось, что вожделенное спасение не скрыто в непроглядной глубине талмудических изысканий вечно угрюмых ученейших раввинов, - оно в веселье, песнях, плясках и близости Ребе – святого чудотворца, чьи слова и жесты полны мудрой красоты! Жить около него, внимать каждому слову и выполнять его волю, как свою, - для таких людей означало проникнуть в само сияние Б-жьего духа!

БЕШТ поселился в городке Меджибоже (он же Межибож или Меджибуж, Тернопольская область, Украина), куда перебрались его ученики и их семьи, образовав первую хасидскую общину (двор), и стал первым цадиком. Поныне городок считается родиной хасидского движения, и на могилу похороненного здесь БЕШТа ежегодно приезжают тысячи евреев со всего света. При жизни же он часто разъезжал, посещая еврейские местечки, и всюду проповедовал, одновременно предлагая свою помощь, совет или утешение любому нуждающемуся.

После смерти первого цадика, хасидов возглавил рабби Дов-Бер, прозванный «Маггид» («Проповедник»). Живя в Межириче (Волынь, Украина), он много и напряженно работал, в результате чего хасидизм обогатился системой каббалистических представлений, было положено начало внутренней организации общины и началось всемерное распространение движения. Благодаря этому, хасидизм укрепился на Украине, проник в Белоруссию и Литву, пустил ростки в Польше. Посланцы цадика, отправленные во все стороны света, рассказывали евреям об учении, основывали группы сторонников, становившиеся своего рода «филиалами», подчиненными центру в Межириче. Тогда же появилась первая книга хасидизма, - «Толдот Яаков-Иосеф» («”Житие” (досл. родословная) Якова-Иосифа»), - написанная рабби Яаковом-Иосефом из Полонного, старейшим учеником БЕШТа, оказавшая колоссальное влияние на становление движения.

После смерти Маггида в 1773 г. хасидизм неожиданно для себя оказался не в том состоянии, когда им можно было управлять из одного центра. Слишком огромен был успех нового движения среди десятков тысяч евреев Восточной Европы, слишком громка была его слава и слишком могуча сила, чтобы раскол не оказался неизбежен…

Поэтому, очень скоро во главе каждой местечковой общины Украины, Подолии, Буковины, Белоруссии, Литвы и сопредельных земель встал человек, являвшийся цадиком для своих последователей. Мне кажется, именно в появлении этих незаурядных людей, наделенных духовными силами и талантами вождей, заключалась истинная сила хасидизма! Изречения, советы и наставления цадиков становились поистине народными, их деяния, в которых соединялись земной и внеземные миры, еще при жизни вошли в легенды, превращаясь в своеобразные еврейские «жития святых», а имена «сплавились» с названиями родных городков и селений: Любавичский Ребе, Люблинский Ребе, Бердичевский Ребе и др. Более того, являясь поистине «дворянством духа», они стали родоначальниками династий мудрецов и праведников; нередко случалось, что, когда Ребе умирал, его положение в общине наследовал сын или зять.

Неимоверно скорое распространение, бурный, как на дрожжах, рост влияния данного религиозно мистического учения, самозабвенная и временами чрезмерно восторженная манера богослужения, необычность одеяния и поведения, некоторые изменения, вводимые хасидами в молитвы, вызвали смущение многих евреев, быстро переросшее в реакцию неприятия.

Хасидов обвиняли в том, что они, якобы, мессианские раскольники, вроде последователей Шабтая Цви и Якова Франка, ибо уж слишком горячо призывают пришествие Машиаха (Мессии). Или что их принцип, гласящий, будто бы Б-г присутствует везде – суть идолопоклонство, ибо, по мнению раввинов, если везде, то, значит, и в идолах?! Наибольшую же критику заслужила хасидская «теория», согласно которой изучение Торы менее угодно Б-гу, нежели простое душевное рвение! Это было искажение идеи Баал-Шем-Това, однако, искажение стойкое и весьма популярное, ставшее поводом к многолетним, до сих пор еще не полностью погасшим раздорам.

Объединившись, насколько вообще могут объединиться евреи (вспомним классическое: «два еврея – три мнения»), реакционеры выступили на защиту раввинского иудаизма, назвав себя «митнагдим» (досл. «противящиеся»). Самый ранний конфликт относится к 1748 году, когда уже известный нам Яаков-Иосеф из Полонного был с позором изгнан из Шаргорода. После чего травля приняла повальный характер, хотя нигде, - кроме Литвы и отчасти Белоруссии, - борьба против хасидизма не выходила за рамки полемики.

За год до своей кончины, Маггид из Межерича попытались примириться с митнагдим, для чего послал посольство к их лидеру, Виленскому Гаону, но тот отказался встречаться с хасидами и предал их анафеме («херем»). Более того, от его имени были разосланы послания в общины Литвы и Белоруссии с требованием изгонять хасидов оттуда, где они появятся! В ответ на это ученики Маггида подвергли херему Виленского Гаона, смерть которого отметили музыкой и плясками, что вызвало дикое раздражение митнгадим и множество ложных доносов, за которыми последовали репрессии со стороны русских имперских властей. Херем на хасидов налагался еще несколько раз, против последователей нового учения возбуждались следствия, выпускались прокламации и внутриобщинные постановления. Неоднократно хасидские лидеры пытались элементарно договориться с противниками, но те упорно отказывались общаться с еретиками!

Есть расхожая фраза: «Они хотели войны – они ее получат!». Как раз тот случай: не добившись мира, хасиды перешли в наступление – подобно своим врагам, они обратились за помощью к властям и прибегли к доносам. Время от времени проводимые публичные диспуты о сути хасидизма положения не меняли вне зависимости от того, кто одерживал на них вверх…

Много было вылито друг на друга грязи, еще больше – чернил, хорошо хоть до кровопролития не дошло, пока, наконец, к середине XIX века удалось достичь примирения между митнгадим и хасидами, во многом благодаря усилиям наиболее мудрых людей с обеих сторон. Воевавшие почти полстолетия группы сошлись на ортодоксальных позициях, к тому же у них появился общий враг – ассимиляция и Хаскала… Впрочем, митнагдим сохранили свое своеобразие как литваки, которым я посвящу отдельную статью, а во многих общинах на хасидов все еще смотрят, мягко говоря, косо, но до херемов и прочих «аутодафе», слава Б-гу, дело не доходит!

Несмотря на традиционное противодействие сионистскому движению, - в том числе и течению религиозного сионизма (о котором мы поговорим в своё время), - большинство хасидов были захвачено волнами алии, и оказались в Эрец-Исраэль (тогда, в период между двумя мировыми войнами – подмандатная Палестина). Приехавшие основали несколько своих городков-поселений – Бней-Брак, Кфар-Хасидим, Кфар-Ата, Кфар-Хабад и пр.; многие поселились в больших городах, организовав общинные центры и построив синагоги, оставаясь приверженцами цаддиков, живших за пределами Эрец-Исраэль, и сохраняя с ними тесную связь.

Во время Холокоста фашистами были уничтожены все центры хасидизма, вследствие чего погибло множество восточноевропейских хасидов и их лидеров. Цадики, которым удалось спастись, нашли убежище в других странах, прежде всего в США и подмандатной Палестине, в среде уже имевшихся там последователей своего направления. Многие возродили на новом месте свои иешивы, наладили связь с уцелевшими приверженцами, рассеянными по миру. Таким образом, хасидизм выжил, и, пройдя сквозь горнило Катастрофы, остался не только живым, но и по-прежнему привлекательным для многочисленных приверженцев.

Отношение же хасидизма к государству Израиль не однозначно: от принятия (хоть и не восторженного) до активной враждебности, крайним примером чего служит деятельность главы сатмарского хасидизма рабби И. Тейтельбаума; кстати, описанная в предыдущей моей статье «Натурей Карто» - их порождение!

Вообще, хасиды большинства ответвлений входят в правое, национально-патриотическое крыло религиозных движений Израиля, находящегося в перманентном конфликте с государственной «левизной». Так, они выступают за создание еврейских поселений на так наз. «оккупированных» территориях и против возвращения их палестинцам. Образование же государства Израиль не является в глазах хасидов религиозно оправданным, имеющим отношение к мессианскому спасению, столь много веков ожидаемому нашим многострадальным народом…

В Израиле хасиды живут безбоязненно, тщательно оберегая традиции восточноевропейских гетто XVIII - XIX вв.: манеру одеваться, для мужчин – густую растительность на лицах и висках, язык идиш и религиозное воспитание. Подавляющее большинство до сих пор отвергают радио, телевидение и кино, в той или иной мере подозрительно относясь к современному светскому образованию. Хотя, в последнее время, в этой сфере наметился прогресс: несмотря на по-прежнему особо ревностное соблюдение предписаний Торы, большинство хасидов стало смотреть на вещи много более либерально, при этом преданность своему Ребе от этого не уменьшается! К примеру, лично мне, прожившему в Израиле 15 лет, знакомы хасиды, которые из принципа не смотрят телепередачи, но используют телевизоры вместе с видеомагнитофонами, на которых «крутят» кассеты с выступлениями своих цадиков. Немалое их число овладели компьютерной техникой: я лично получал заказы от моих друзей-хасидов на создание учебной компьютерной анимации для детей и разработку рекламных листовок.

Ни в коем случае не в ущерб Торе, цадикам и традиционно-строгим религиозным нормам, хасидизм выдвинул из своей среды немало толковых людей, подвизавшихся в разных сферах общественной жизни Израиля. На сегодняшний день число приверженцев этого религиозно мистического учения не слишком велико, но они традиционно имеют большое влияние в политике еврейского государства.

В настоящее время крупнейшими хасидскими группами, проживающими повсеместно (но, в основном, в США и, частью, в Израиле), являются Любавические (ХаБаД), Бреславские, Бобовские, Сатмарские, Сквировские, Вижницкие, Санцкие, Мукачевские, Гурские, Серетские, Надворнские и некоторые другие хасиды.

При перепечатке, ссылка на Тайны непознанного обязательна.

Похожие статьи о болезнях органов дыхания:
Религия и религиозно-мистические учения




© 2008-2010 Тайны непознанного
Сверхчувственное восприятие
Эзотерика | Memory consumption: 0.75 Mb